Афоризмы сборник изречений, мыслей, цитат и афоризмов
     Древняя Греция - афоризмы, мысли и цитаты древних греков

  
на главную
 
содержание:
 

Фалес Солон
  
Антисфен
  
Аристотель
  
Аристофан
  
Гераклит
  
Гиппократ
  
Демокрит
 
Диоген
  
Еврипид

   
 
Афоризмы  20 век
   
Афоризмы  20 век
 
Афоризмы  19 век
 
Афоризмы  19 век
 
Афоризмы  19 век
  
Афоризмы  18 век
 
Афоризмы  17 век
 
Афоризмы о людях
 
Афоризмы законы
 
Афоризмы великие
     
Афоризмы лучшие
 
Афоризмы острые
 
Афоризмы о жизни
    
Афоризмы умные
 
Афоризмы мудрые
 
Афоризмы колкие
    
Афоризмы короткие
 
Афоризмы крутые
 
Афоризмы с юмором
   
Афоризмы о любви
 
Цитаты про любовь


 



Диоген - Афоризмы, мысли и цитаты Диогена


Диоген
(ок. 410 – ок. 320 гг. до н.э.)
философ-киник, последователь Антисфена, из Синопы

Когда он [Диоген] грелся на солнце, Александр [Великий], остановившись над ним, сказал: "Проси у меня, чего хочешь"; Диоген ответил: "Не заслоняй мне солнца".

На вопрос, откуда он, Диоген сказал: "Я – гражданин мира".

Человеку, спросившему, в какое время следует завтракать, он [Диоген] ответил: "Если ты богат, то когда захочешь, если беден, то когда можешь".

Среди бела дня он [Диоген] бродил с фонарем в руках, объясняя: "Ищу человека".

[Диоген] просил подаяния у статуи; на вопрос, зачем он это делает, он сказал: "Чтобы приучить себя к отказам".

На вопрос, в каком возрасте следует жениться, Диоген ответил: "Молодым еще рано, старым уже поздно".

Возвращаясь из Олимпии, на вопрос, много ли там было народу, он [Диоген] ответил: "Народу много, а людей немного".

Тому, кто стыдил его за то, что он бывает в нечистых местах, он сказал: "Солнце тоже заглядывает в помойные ямы, но от этого не оскверняется".

Народу много, а людей немного.

Спрошенный кем-то, почему люди подают попрошайкам, а философам – никогда, Диоген ответил: "Потому что предполагают, что хромыми и слепыми они еще могут стать, а философами – никогда".
 
Ищу человека

Диоген говорил, что берет пример с учителей пения, которые нарочно берут тоном выше, чтобы ученики поняли, в каком тоне нужно петь им самим.

Диоген говорил, что когда он видит правителей, врачей или философов, то ему кажется, будто человек – самое разумное из живых существ, но когда он встречает снотолкователей, прорицателей или людей, которые им верят, то ему кажется, будто ничего не может быть глупее человека.

Не заслоняй мне солнца

Диоген говорил, что, протягивая руку друзьям, не надо сжимать пальцы в кулак.

Когда кто-то читал длинное сочинение и уже показалось неисписанное место в конце свитка, Диоген воскликнул: "Мужайтесь, други: виден берег!"

Диоген, увидев, как ехавший на колеснице олимпионик Диоксипп все больше поворачивал назад голову, заглядевшись на красивую женщину, смотревшую на шествие, и не в силах оторвать от нее глаз, воскликнул: "Смотрите, как бы девчонка не свернула молодцу шею!"

Когда Платон дал определение, имевшее большой успех: "Человек есть животное о двух ногах, лишенное перьев", Диоген ощипал петуха и принес к нему в школу, объявив: "Вот платоновский человек!" После этого к определению было добавлено: "И с широкими ногтями".

Поучать старца – что лечить мертвеца.

Если ты подаешь другим, то подай и мне; если нет, то начни с меня.

Льстец – самый опасный из ручных животных.

Когда кто-то задел его бревном, а потом крикнул: "Берегись!" – он [Диоген] спросил: "Ты хочешь еще раз меня ударить?"

Тем, кто боялся недобрых снов, он [Диоген] говорил, что они не заботятся о том, что делают днем, а беспокоятся о том, что им приходит в голову ночью.

Когда кто-то, завидуя Каллисфену, рассказывал, какую роскошную жизнь делит он с Александром [Македонским], Диоген заметил: "Вот уж несчастен тот, кто и завтракает и обедает, когда это угодно Александру!"

Об одной грязной бане он спросил: "А где мыться тем, кто мылся здесь?"

Когда у него убежал раб, ему советовали пуститься на розыски. "Смешно, – сказал Диоген, – если Манет может жить без Диогена, а Диоген не сможет жить без Манета".

Увидев прихорашивающуюся старуху, Диоген сказал: "Если для живых – ты опоздала, если для мертвых – поторопись".

Однажды Диоген, завтракая в харчевне, позвал к себе проходившего мимо Демосфена. Тот отказался. "Ты стыдишься, Демосфен, зайти в харчевню? – спросил Диоген, – а ведь твой хозяин бывает здесь каждый день!" – подразумевая весь народ и каждого гражданина в отдельности.

Как-то Диоген, прибыв в Олимпию и заметив в праздничной толпе богато одетых родосских юношей, воскликнул со смехом: "Это спесь". Затем философ столкнулся с лакедемонянами в поношенной и неопрятной одежде. "Это тоже спесь, но иного рода", – сказал он.

 Когда распространился слух, чти Филипп [Македонский] приближается, на коринфян напал ужас, и все принялись за дело: кто готовил оружие, кто таскал камни, кто исправлял стену (…). Диоген, видя это (…), стал усерднейшим образом катать взад и вперед (…) большой горшок, в котором он тогда жил. На вопрос кого-то из знакомых: "Что это ты делаешь, Диоген?" – он отвечал: "Катаю мой горшок, чтобы не казалось, будто я один бездельничаю, когда столько людей работает".

Некий софист спросил Диогена: "Я – это не ты, верно?" – "Верно", – сказал Диоген. "Я – человек". – "И это верно", – сказал Диоген. "Следовательно, ты – не человек". – "А вот это, – сказан Диоген, – ложь, и если ты хочешь, чтобы родилась истина, начни рассуждение с меня".

Однажды афинянин смеялся над ним [Диогеном] в таких словах: "Почему ты, когда хвалишь лакедемонян и порицаешь афинян, не отправляешься в Спарту?"  – "Врачи обыкновенно посещают больных, а не здоровых".

Диоген велел бросить себя без погребения. "Как, на съедение зверям и стервятникам?" – "Отнюдь! – ответил Диоген. – Положите рядом со мной палку, и я буду их отгонять". – "Как же? Разве ты почувствуешь?" – "А коли не почувствую, то какое мне дело до самых грызучих зверей?"

С правдой надо жить, как при огне: ни сильно приближаться, чтоб не ожег, ни далеко отходить, чтобы холодно не было.

Торжество над самим собой есть венец философии.

Для того чтобы жить как следует, надо иметь или разум, или петлю.

Все находится во власти богов; мудрецы – друзья богов; но у друзей все общее; следовательно, все на свете принадлежит мудрецам.

Отцы и дети не должны дожидаться просьбы друг от друга, а должны предупредительно давать потребное друг другу, причем первенство принадлежит отцу.

Те безрассуднее скотов, кто утоляет жажду не водой, а вином.

Причинять муки своим завистникам – это быть в хорошем настроении.

Из этой жизни хорошо уйти, как с пира: не жаждая, но и не упившись.

 Дион Хрисостом (Златоуст)
(40-120 гг. н.э.)
оратор и философ, из Прусы (Вифиния)

[О слушателях Диогена:] Когда он сыпал шутками и насмешками (…), они приходили в восторг, но если он начинал говорить более возвышенно и с жаром, они не могли стерпеть его резкости. (…) Подобным же образом дети охотно играют с породистыми собаками, но если те рассердятся и залают громче, (…) пугаются до смерти.[475]

Людей учить трудно, а морочить легко.[476]

Люди морочат не только друг друга, но еще и самих себя.[477]

Учиться трудно, но еще трудней переучиваться.[478]

Время во всем лучший судия.[479]

Почти у всех людей душа так глубоко извращена жаждой славы, что им желанней слышать, как на всех углах кричат об их ужасных несчастьях, нежели остаться безвестными.[480]

Люди (…) страстно жаждут, чтобы как можно больше было о них разговоров, а каких именно – это им все равно.[481]

Из людей Гомер был самым отчаянным вралем и, когда лгал, проявлял не меньше спокойствия и важности, чем когда говорил правду.[482]

Большинство людей (…) ничего не знает в точности, а только повторяет, что твердит молва, даже если они современники событий; что же до следующего и третьего поколений, то уж они и вовсе ни о чем не имеют понятия и, что им ни скажут, все охотно принимают на веру.[483]

Коль скоро что-то немыслимое было однажды усвоено, то уже становится немыслимо не верить этому.[484]

Поистине, род человеческий готов лишиться чего угодно, но не голоса и речи; в этом одном уже неизмеримое его богатство.

Если от грязных ног, идущих по глине и кучам мусора, вред невелик, то от невежественного языка немалый урон бывает слушателям.

Дионисий Галикарнасский
(ок. 60 – ок. 5 гг. до н.э.)
ритор и историк, долго жил и преподавал в Риме

Во всяком деле перемена – приятная вещь.[485]

В разнообразии перемен красота остается вечно новой.[486]

У лучших прозаиков и поэтов достоинства речи бывают одни и те же.[487]

Стиль – это человек.[488]

В сомнительных случаях время – лучший истолкователь.[489]

История – это философия в примерах.[490]

Его безыскусственность (…) крайне искусственна. (О риторе Лисии.)[491]

.....................................................
© Copyright:  древние афоризмы, мысли, фразы древних

 


 

   

 
   Читать афоризмы древних. Короткие мысли и цитаты древних греков. Древнегреческие цитаты. Сборник древних коротких изречений греческих философов, сайт фраз и афоризмов - читать онлайн.