.
ГЛАВНАЯ
 
 
Шопенгауэр
  
Бернард Шоу
  
Бернард Шоу
  
Бернард Шоу
  
Франс
  
Мария Эбнер
  
Эмерсон
  
Генри Шоу
  
Эдгар Хау
  
Холмс
   
 
Козьма Прутков
Ключевский
Ницше
Твен
Уайльд
Бальзак
Бирс
Гейне
Вольтер
Гельвеций
Гёте
Франклин
Бэкон
Лабрюйер
Ларошфуко
Монтень
Паскаль

Афоризмы  19 век
 
Афоризмы  19 век*
  
Афоризмы  18 век
 
Афоризмы  17 век
 
Афоризмы о людях
 
Афоризмы законы
 
Афоризмы великие
     
Афоризмы лучшие
 
Афоризмы  острые
 
Афоризмы о жизни
    
Афоризмы умные
 
Афоризмы мудрые
 
Афоризмы колкие
    
Афоризмы короткие
 
Афоризмы крутые
 
Афоризмы с юмором
   
Афоризмы о любви
 
Цитаты о любви

 

Афоризмы высказывания Марии ЭБНЕР

Мария ЭБНЕР-ЭШЕНБАХ австрийская писательница
Афоризм – последнее звено длинной цепи мыслей.

Самый ожесточенный мизантроп нуждается в людях, хотя бы для того, чтобы их презирать.

Большая часть людей требует больше любви, чем заслуживает.

Больше всего детей у бездетного.

Больше всего мы делаем обычно тогда, когда думаем, что делаем слишком мало.

Браки совершаются на небесах, но там не заботятся, чтобы они были удачны.

Бывает, что гора родит мышь; но бывает и нечто гораздо худшее: от мыши требуют родить гору.

В ревматизм и в настоящую любовь не верят до первого приступа.

В старости больше тоскуешь о мечтах своей юности, чем о ее счастье.

В хорошей книге больше истин, чем хотел вложить в нее автор.

Великие люди творят великие дела, хорошие люди – долговременные дела.

Верующий, который не знает сомнений, не обратит в свою веру сомневающегося.

Власть – это долг; свобода – ответственность.

Возмездие преследует каждого, но мало кого догоняет.
Воображаемые недуги неизлечимы.

Врачей ненавидят либо из убеждения, либо из экономии.

Все долги возвращаются, хотя и не всегда теми, кому мы одалживали.

Все зависит от окружения. Солнце на небе не столь высокого мнения о себе, как свечка, зажженная в погребе.

Все исторические законы имеют свой срок давности.

Все разочарования – безделица по сравнению с разочарованием в себе.

Всегда следует прощать: раскаявшегося – ради него самого, нераскаявшегося – ради себя.

Всегда старайся быть полезным, но никогда не старайся быть незаменимым.

Всего опаснее капелька правды с высоким содержанием лжи.

Всякое знание начинается с сомнения и кончается верой.

Высокомерие – плебейский порок.

Гений указывает дорогу, талант идет по ней.

Глупцы говорят глупости, люди разумные их совершают.

Гордый требует от себя больше, чем от других; надменный – ставит себя выше других.

Горе случается родить мышь, но бывает и так, что мышь лишь воображает себе, что родила гору.

Даже самые суровые порицания не ранят, если чувствуешь, что порицающему было бы приятней хвалить.

Даже самый необыкновенный человек должен выполнять свои обыкновенные обязанности.

Даже самый простой человек все еще остается существом необычайно сложным.

Даже самый скромный человек думает о себе лучше, чем думает о нем его лучший друг.

Даже семейные узы распались бы, если бы наши мысли были написаны у нас на лбу.

Добродушие – самое обыкновенное свойство, доброта – достоинство самое редкое.

Доверие – признак мужества, и верность – свидетельство силы.

Дух языка отчетливее всего выражается в непереводимых словах.

Если два хороших человека спорят о принципах, оба правы.

Если долго идти по проторенному пути, то в конце концов окажется, что ты идешь по нему один.

Если и существует вера, которая горами движет, то это вера в свои силы.

Если любопытство касается серьезных предметов, оно уже именуется жаждой познания.

Если мода сделалась общей, значит, она отжила.

Если приходится выбирать между неправдой и грубостью, выбери грубость; но, если приходится выбирать между неправдой и жестокостью, выбери неправду.

Если смотреть на жизнь как на задачу, ее всегда можно вынести.

Есть люди в стиле барокко: много красивых деталей, а в целом – безвкусица.

Жена, которая не в состоянии влиять на своего мужа, – это гусыня. Жена, которая не хочет на него влиять, – святая.

За новыми впечатлениями больше всех гонятся те, кто не знает, что делать со старыми.

Знайте: апостолы ненависти вас не спасут.

Изобретение можно усовершенствовать, творению можно лишь подражать.

Иметь и не дать иной раз хуже, чем украсть.

Иные жены испытывают к своим мужьям такую же слепую, восторженную и загадочную любовь, как монашенки – к своим монастырям.

Исключения не всегда подтверждают правило – они могут предвещать другое, еще не известное правило.

Искренних друзей очень мало, да и спрос на них невелик.

Искусству пошло бы на пользу: меньше школ и больше школы.

Истинные пророки иногда имеют фанатичных приверженцев; лжепророки – всегда.

К старости ум просветляется или окостеневает.

Как счастливы пессимисты! Какую радость они испытывают, когда оказывается, что радости нет.

Как трудно признавать достоинства тех, кто не признает наших достоинств!
Как часто людям бездарным позволяют говорить о произведениях людей одаренных: "Если бы я мог это сделать, я бы сделал это лучше".

Когда вспыхивает фейерверк, никто больше не смотрит на звездное небо.

Когда первая женщина научилась читать, на свет явился женский вопрос.

Кошки не считают красноречивым любого, кто не может мяукать.

Критицизм может сделать тебя философом, но только вера может сделать тебя апостолом.

Кто видит лишь то, что хочет видеть, достиг духовной слепоты.

Кто владеет мгновением, владеет жизнью.

Кто не может отказать себе ни в одном удовольствии, никогда не узнает счастья.

Кто ничего не знает, поверит во все.

Кто понимает лишь то, что можно объяснить, понимает немногое.

Легче помочь голодному, чем объевшемуся.

Лишь самые разумные люди используют свою проницательность не только для оценки других, но и самих себя.

Льстец завоевывает наше расположение, даже если мы ничуть не верим его лести. Но по-настоящему мы благодарны тем, кто прилагает усилия, чтобы обманывать нас удобным нам образом.

Любовь – мучение; безлюбие – смерть.

Люди обычно легче переносят противодействие, чем противоречие.

Люди старого времени остаются людьми и в нынешнее – но не люди вчерашнего дня.

Маленькие несчастья жизни помогают справиться с ее общим убожеством.

Меньше всего заслуживает доверия ранняя зрелость; юный чертополох куда больше похож на дерево, чем юный дуб.

Мнение художников о нас обычно совпадает с нашим мнением об их произведениях.

Многие бесценные вещи можно купить.

Многие браки представляют собой состояние, в которых двое не могут долго выдержать ни друг с другом, ни друг без друга.

Многие из тех, кто считает себя Дон Жуаном, – всего только фавны.

Многим словам пришлось долго брести пешком, прежде чем стать крылатыми.

Можно опровергнуть убеждение, но предубеждение – никогда.

Мы ищем правду, но найти ее хотели бы там, где нам нравится.

Мы не так благодарны тем, кто нам помог, как тем, кто нам мог навредить, но воздержался.

Мы недооцениваем то, что имеем, и переоцениваем то, чем мы являемся.

Мы так суетны, что придаем значение тому, что думают о нас люди, которым мы не придаем значения.

Мысль о том, что все земное не вечно, бесконечно жестока – и бесконечно утешительна.

Наибольшую власть над мужчиной имеет женщина, которая, не отдаваясь ему, способна заставить его поверить, что он любим.

Наибольшую снисходительность оказывают человеку, в котором отчаялись.

Наибольшую снисходительность проявляет тот, кто меньше всего в ней нуждается.

Наивных мужчин больше, чем наивных женщин.

Наименьшие грешники приносят наибольшее покаяние.

Нас оценивают либо слишком высоко, либо недостаточно высоко; нас никогда не принимают по нашей реальной ценности.

Нас привязывают к жизни те, кому мы служим опорой.

Насколько далеко простирается твоя способность повелевать собой, настолько далеко простирается твоя свобода.

Насмешка кончается там, где начинается понимание.

Наши величайшие мгновения, как в добре, так и в зле, – когда мы делаем то, чего меньше всего от себя ожидали.

Наши знания есть сумма того, чему мы научились, и того, что мы забыли.

"Не будь я обязан читать проповеди, я бы не умерщвлял свою плоть", – говорил один чистосердечный священник.

Не жалуйся, что твои мечты не сбылись; заслуживает жалости лишь тот, кто никогда не мечтал.

Не противоречат обычно тем, кого больше всего любят, и тем, кого меньше всего уважают.

Не требуйте от женщин правдивости, пока вы воспитываете их в уверенности, что главная цель их жизни – нравиться.

Нельзя помочь всем, говорит бессердечный, – и не помогает никому.

Неразговорчивые всегда импонируют. Трудно поверить, что человеку нечего скрывать, кроме своего ничтожества.

Несбыточные желания называют "благими". Как видно, считается, что осуществимы лишь неблагие желания.

Неудачи других мы находим совершенно естественными, но вот почему нам не везет – этого мы не можем понять.

Никто не знает достаточно; слишком много знают слишком многие.

Ничто не делает нас такими трусливыми и бессовестными, как желание быть любимыми другими людьми.

Ничто не упускают так часто и так бесповоротно, как возможности, которые встречаются каждый день.

Нужно уже кое-что знать, чтобы скрыть, что ты ничего не знаешь.

Нынешние люди рождены для порицания. Из всего Ахилла они видят лишь пятку.

О том, правильно ли поступили двое, поженившись друг с другом, нельзя судить даже на их серебряной свадьбе.

Огонь очищает, скрытый жар разъедает.

От врачей и учителей требуют чуда, а если чудо свершится – никто не удивляется.

Падение слишком быстрое можно принять за полет.

"Первым уступает тот, кто умнее". Бессмертное изречение! На нем покоится мировое господство глупости.

Плохо, если супруги заставляют друг друга скучать, но куда хуже, если лишь один из них заставляет скучать другого.

По-настоящему добрый и любезный человек может иметь столько друзей, сколько хочет, но не всегда тех, которых хочет.

Побеждай, но откажись от триумфа.

Подражателей обычно манит неподражаемое.

Подумай раз, прежде чем что-либо дать, дважды – прежде чем что-либо принять, и тысячу раз – прежде чем что-либо потребовать.

Порицание не мешает выслушать и от первого встречного; хвалу же от человека хорошо выслушать, только присмотревшись к нему поближе.

После каждого падения снова стремись в высоту! Либо ты разобьешься насмерть, либо у тебя вырастут крылья.

После смерти любимых людей мы как бы утешаем себя верой в то, что боль от этой потери никогда не уменьшится.

Последствия наших добрых поступков неумолимо преследуют нас, и перенести их часто труднее, чем последствия наших дурных поступков.

Поэт, который знает одного человека, может изобразить сто.

Привычка долговечнее любви и нередко переживает даже ненависть.

 Пытаться очиститься от неоправданного подозрения либо излишне, либо бесполезно.

Родители всего неохотнее прощают детям изъяны, которые привили им сами.

Рукописи в ящиках гниют или дозревают.

Самое дурное и самое хорошее мнение о мужчинах имеют старые девы.

Самые суровые критики чужих произведений – жены посредственностей.

Самый малый пригорок заслоняет нам самую высокую гору.

Самый худший враг права – преимущественные права.

Серость не может воспламениться, но может раскалиться до фанатизма.

Сила воли слабых называется упрямством.

Скажи первым нечто само собой разумеющееся – и ты обретешь бессмертие.

Сказать то, что думаешь, порою величайшая глупость, а порой – величайшее искусство.

Сколь многие думают, что у них доброе сердце, тогда как это всего лишь слабые нервы.

Сколько бы ты ни заплатил за свои прекрасные иллюзии, ты не останешься в убытке.

Сколько живешь, столько и учишься, а напоследок учишься еще и умирать.

Сколько шума и суеты проистекает из стремления к покою!

Следовало бы рассуждать не о том, как быть счастливым, а о том, как чувствовать себя счастливым.

Слишком много таланта иметь нельзя, но слишком много талантов – можно.

Сломанные часы дважды в сутки показывают верное время и по прошествии нескольких лет могут похвастаться длинным рядом успехов.

Смирение – это неуязвимость.

Спокойно ждать приучаешься лишь тогда, когда уже нечего ждать.

Стареть – значит прозревать.

Страсть – всегда страдание, даже та, что дает наибольшее удовлетворение.

Таланту только в счастливые минуты удается составить из точек линию, которую гений проводит одним росчерком пера.

Те, кто гонится за большим богатством, так и не находя времени, чтобы им насладиться, напоминают голодных, которые вечно готовят еду и никогда не садятся за стол.

То, чего хочется, всегда кажется необходимым.

То, что восхищает нас в видимой красоте, – это всегда лишь невидимое.

Тот, кто верит в свободу воли, никогда не любил и никогда не ненавидел.

Тот, кто может изящно объяснить людям то, что они и без того знают, быстрее других завоевывает репутацию умного.

Тот, кто слишком легко признается в ошибках, редко способен исправиться.

Тот, кто уже не помнит собственного детства совершенно отчетливо, – плохой воспитатель.

Трудно считать дураком человека, который восхищается нами.

Ты вправе мыслить иначе, чем твоя эпоха, но не вправе одеваться иначе.

У умной женщины миллионы природных врагов: все глупые мужчины.

Удовольствоваться немногим трудно, удовольствоваться многим – невозможно.

Хорошо воспитанные люди не беседуют в обществе ни о погоде, ни о религии.

Хочешь знать, что говорят о тебе знакомые? Послушай, что они говорят о людях, которые лучше тебя.

Художник не забудет убрать капельки пота, которого стоил ему его труд. Если старание видимо – значит, его слишком мало.

Человек все еще молод, пока может учиться, приобретать новые привычки и сносить возражения.

Человек тщеславный и слабый в каждом видит судью; гордый и сильный не знает никакого судьи, кроме себя самого.

Чем безрассуднее надежда, тем она долговечнее.

Чем дальше мы продвигаемся в познании Бога, тем дальше Бог удаляется от нас.

Что бы стало с могуществом женщин, если бы не мужское тщеславие?

Чтобы великодушие было полным, в нем должно быть чуть-чуть легкомыслия.

Чтобы войти в хорошее общество, нужно носить фрак, мундир или ливрею.

Эгоизм счастливых людей – беспечный, поверхностный и безотчетный. Эгоизм несчастных людей – ожесточенный, горький и убежденный в своей правоте.

Это случается, говорят слабые родители о проступках своих детей. Нет, это не случается – это развивается.
Ясновидящему не нужна наблюдательность.

Проснувшаяся мысль всегда будит другую. 

ЖИЗНЬ, ФАКТЫ, БИОГРАФИЯ (коротко):

Мария Эбнер-Эшенбах ( 1830 - 1916 )

Австрийская писательница, баронесса. Мастер реалистической прозы. Родилась 13 сентября 1830 года в замке Здиславец в Моравии. Ее отцом был барон Франц Дубский, получивший в 1843 году титул графа, а матерью – Мари фон Фокель. Фройляйн Фокель была второй и, увы, не последней супругой барона Дубского, а потому у Мари было много братьев и сестер – всего в семье воспитывалось семеро детей.

Когда девочке исполнилось 11 лет, отец поручил ей привести в порядок библиотеку ее бабушки в родовом замке. И Мари погрузилась в мир литературы, прочитав все те книги, которые ей показались интересными. Взрослые не контролировали то, что она читала, не советовали в выборе книг, не направляли, предоставив девочке возможность развиваться самой.

Несмотря на то, что Мари получила полную свободу в выборе книг, ее воспитание и образование не были пущены на самотек. Ее обучала целая группа родственников и учителей: бабушка с материнской стороны, тетя Элен со стороны отца, чешские служанки, немецкие и французские гувернантки. Естественно, девочка владела несколькими языками: немецким, французским и чешским, причем родным для нее был французский.

Будучи аристократкой, Мари была знакома с жизненными реалиями двух слоев населения: моравского крестьянства и австрийской аристократии. Она не понаслышке знала о государственных делах и политике. Когда Мари стала писать о мире аристократии, таком близком и понятном ей, она открыла новую поэтическую грань, вслед за этим у писательницы появилось много подражателей.

В 1856 году Мари решила обосноваться в Вене, где начала осваивать часовое мастерство. Выбранная специальность была в те времена совершенно нетипична для женщин, но Эбнер-Эшенбах это мало заботило. Как и в истории с книгами, она выбирала в жизни то, что ей было действительно интересно. В 1879 году Мари окончила учебу и стала коллекционировать наручные часы необычных форм. Сейчас собрание писательницы можно увидеть в венском Музее часов.

Со временем она полностью посвятила себя литературе.
в 1876 году вышел ее первый роман «Божена-служанка», который заинтересовал публику.
За ним последовали «Афоризмы» (1880) и «Деревенские и дворцовые истории», которые стали настоящим прорывом. Во всем немецкоязычном пространстве о Мари Эбнер-Эшенбах стали говорить как о первой среди современных немецкоязычных писательниц, выдающейся по глубине наблюдения, объективности изображения и тонкому юмору.

Всю свою жизнь Мари боролась против «обычных» взглядов ее времени. Ее творчество не было продиктовано необходимостью зарабатывать себе на хлеб и содержать семью. Она писала с убеждением, что ее произведения смогут изменить мысли и взгляды современников, привнести в общество идеи нравственности и гуманизма.

12 марта 1916 года жизнь успешной 85-летней писательницы оборвалась.
                                     
.......................................................................
© Copyright: Мария ЭБНЕР (высказывания) 

 


 
 

 
 

   

 
  Множество высказываний Мария ЭБНЕР, Афоризмы, цитаты умных людей, биография Марии ЭБНЕР.